Константин Кокошкин | Городской пейзаж и природный ландшафт
Статья из книги

На фотографическом жаргоне «режимом» называется время после захода солнца, пока небо не стало окончательно темным. На фоне такого синего неба хорошо видны очертания зданий, а уличная вечерняя подсветка делает городской пейзаж «золотым». Уже можно снимать на длительных выдержках, следы от автомобилей вычерчивают изгибы улиц (рис. 76). Погода в это время не имеет большого значения: даже в пасмурный вечер небо будет иметь синий оттенок в течение примерно 30–40 минут в зависимости от географической широты места — чем севернее, тем дольше. Хотя подсветка зданий очень хорошо подчеркивает все архитектурные особенности, но все же остается много затемненных мест, которые подсвечивает еще не совсемтемный купол неба. Проработка деталей в тенях — одно из главных преимуществ съемки в «режиме».

Рис. 76. Москва, гостиница «Балчуг» и здание Центробанка.
Камера Nikon D3, объектив Sigma12–24, 100 ISO, 8 сек., f 16

Взгляните на снимок Большого театра с фонтаном, снятый до начала его реконструкции (рис. 77). Не знаю, как будет после, но в то время сильно подсвечивалась только центральная плоскость фасада, а колонны и края здания были темными. Если выставлять экспозицию по освещенным поверхностям (а иначе нельзя из-за угрозы потерять детали в светах), то небо и затененные участки оказывались недоэкспонированными, и только благодаря небольшой подсветке от неба снимок выравнивался. Поэтому опытные фотографы знали, что Большой театр вечером можно снимать только в самый момент включения подсветки, иначе детали в тенях (особенно колонны) не прорабатывались.

Рис. 77. Вид на Большой театр и фонтан.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 10 сек., f 11

Небо во время «режима» выполняет роль синего фона и заполняющего освещения, а главная роль рисующего и моделирующего освещения переходит к источникам искусственного света — фонарям, подсветке стен, огням автомобилей и светящимся окнам. Все эти источники имеют разную цветовую температуру или, проще говоря, бывают теплые или холодные. Это хорошо заметно на панораме Москвы (рис. 78), где некоторые здания оказались желтыми, другие — голубоватыми или зеленоватыми. Вся эта смесь оттенков создает красочную атмосферу вечернего города.

Рис. 78. Вид на центр Москвы.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya 250 мм, 100 ISO, 30 сек., f 11

Зимой чистый белый снег выполняет роль хорошего отражателя, подсвечивая тени и выравнивая контраст. Лаконичный снимок часовни в городке Чердынь на Урале я сделал при свете единственного в округе фонаря (рис. 79). Свет от него падал на снег и, отражаясь, равномерно освещал стену часовни, а все вокруг тонуло в вечерней синеве. Редкий случай, когда столб с фонарем не мешал, а помогал создать снимок! Этот пример показывает, что хорошую фотографию можно сделать при минимуме выразительных средств и источников освещения. Просто представьте себе, что окружающая вас среда — это съемочный павильон, где много фонов и много осветительных приборов. Можно использовать их все, а можно просто взять один и поэкспериментировать. Ведь этот снимок был сделан «не походя» — я обратил внимание на фонарь еще днем и представил, какой рисунок может возникнуть при вечернем освещении. Спасибо чердынским коммунальщикам за работавшую лампочку!

Рис. 79. Часовня Убиенных родителей в Чердыни.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 200 ISO, 6 сек, f 11

Однажды в древнем Каргополе я вышел на съемку белой северной ночью, будучи уверенным, что в таком известном городе храмы будут подсвечиваться, да и уличные фонари мне помогут. Но все оказалось грустнее и прозаичнее — в бюджете города не было денег на уличное освещение летом, не говоря уже о подсветке памятников. Только за редкими окнами горел свет. Но возвращаться в гостиницу не хотелось, и я решил на всякий случай сделать несколько снимков. Установив камеру на штатив, я нажал на кнопку затвора — и тут в кадр вошла стайка девчонок, которые весело сочиняли на ходу эсэмэску своим друзьям. Когда выдержка закончилась и шторки затвора закрылись, я увидел на дисплее пейзаж, через который белой синусоидой прочертился свет от экрана телефона (рис. 80). На фоне древних соборов это выглядело как сюрреалистичная «перекличка веков».

Рис. 80. Каргополь: «Очень длинная эсэмэска».
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 400 ISO, 30 сек., f 11

Как известно, все хорошее когда-нибудь кончается. Так и синева неба постепенно исчезает, и наступает ночь. Но это совершенно не означает, что нужно паковать аппаратуру и идти домой! Посмотрите вверх — если увидите звезды, то небо ясное и на ваших снимках будет очень темным, а контуры зданий и деревьев будут с ним сливаться. В таком случае вам лучше отправиться снимать туда, где нет яркой декоративной подсветки. Если ночь лунная — время снимать ночные панорамы с луной в кадре. Если же небо затянуто тучами, то «режим» продолжается, хотя и будет несколько иным, о чем я расскажу далее.

Взгляните на несколько снимков, сделанных ночью при ясном небе. Все их объединяет одно — они плоскостные: в них нет глубины пространства и темные элементы сливаются с небом (рис. 81, 82).

Рис. 81. Андреевский пешеходный мост в Москве.
Камера Asahi Pentax 67, объектив Pentax 165 мм, 100 ISO, 15 сек., f 11

Рис. 82. Москва, Зарядье.
Камера Asahi Pentax 67, объектив Takumar 300 мм, 100 ISO, 60 сек., f 11

Такие снимки могут иметь право на жизнь только в том случае, когда они несут важную информацию, если же нет — то лучше не снимайте сегодня, а дождитесь завтрашнего вечера или займитесь сюжетами, в которых почти не присутствует небо. Например, как на рис. 83, где запечатлен старый московский особняк на Девичьем Поле (дом Полибина на ул. Бурденко). Для съемки уличного фасада оказалось достаточно света от фонаря, который удачно дополнило теплое сияние окон и лампы на крыльце. Здесь ночь прячет в темноте все лишнее, останавливая наше внимание на приметах старинного быта, каким-то чудом сохранившихся в XXI веке.

Рис. 83. Москва, особняк Полибина на улице Бурденко.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 30 сек., f 11

В полнолуние ночной пейзаж преображается. Вся поверхность земли подсвечивается отраженным от Луны солнечным светом. Причем в ясные ночи создается эффект «точечного» источника света, а когда на небе есть дымка или легкие облака — свет рассеянный. Надо учитывать, что Луна все время движется по небосводу и при длительных выдержках получится на снимке немного «смазанной» (рис. 84).

Рис. 84. Вид на здание Академии наук в Москве.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya 250 мм, 100 ISO, 50 сек., f 11

Если вы хотите, чтобы она получилась резкой, лучше снимите ее отдельно мощным телеобъективом (300–600 мм) и вмонтируйте отдельно, как сделано в снимке усадьбы Кусково (рис. 85). Это можно сделать и с рук — выдержка будет примерно 1/60 секунды. Хотя в данном случае монтаж был сделан для изменения композиции — слишком уж скучным был снимок с пустым небом.

Рис. 85. Москва, усадьба Кусково: пейзаж с луной.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 200 ISO, 6 сек., f 8.
Луна: камера Nikon D3, объектив Nikkor 80–400, 400 ISO, 1/30 сек., f 8

Интересный эффект получается, если снимать в лунную ночь темные городские улицы и дворики, особенно если на небе небольшая облачность, которая рассеивает лунный свет.

Этот снимок (рис. 86) я сделал зимней ночью в городе Чухломе на очень длительной выдержке. Холодный лунный свет в нем как бы соперничает с теплым светом, падающим из окон дома. Причем по интенсивности они почти одинаковы, а по направлению — противоположны.

Рис. 86. Чухлома ночью.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 400 ISO, 32 сек., f 11

Из-за этого создается глубокая тональная перспектива, и снимок становится многоплановым. А его привлекательность в том, что рисунок теней от лунного света непривычен для глаза — особенно в правой нижней части кадра. Помню, что в следующую, безлунную, ночь этот дворик показался мне скучным и невыразительным.

Выше я напоминал, что луна не стоит на месте, а движется по небу. Но по небу движутся и облака. А при длительной выдержке ночью подсвеченные облака в «смазке» выглядят очень привлекательно и вносят динамизм даже в самый статичный сюжет. Посмотрите на этот снимок набережной Яузы в Москве (рис. 87). Сходящиеся линии образуют треугольник — самую устойчивую геометрическую фигуру. А на небе несутся освещенные луной облака. Конфликт этих двух состояний придал снимку драматичность.

Рис. 87. Москва, набережная Яузы ночью.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 100 ISO, 35 сек., f 13

Иногда луна становится главным объектом в кадре — например, при съемке панорамы ночного города с высокой точки (рис. 88).

Рис. 88. Нью-Йорк, панорама ночного города.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 400 ISO, 1 сек., f 4,8

Огни ночного города образуют причудливый рисунок в нижней части кадра, но попробуйте скадрировать его, отрезав небо с луной, и снимок потеряет выразительность. Кстати, эта фотография сделана без штатива — только с упором камеры в твердую поверхность и с задержкой дыхания. Дело в том, что охрана ньюйоркского небоскреба Empire State Building не пускает на смотровую площадку фотографов со штативами. Раз штатив — значит, профессионал. А раз профессионал — то получай платное разрешение в мэрии города. Конечно,никакого разрешения у меня не было, и, пока я выяснял отношения с охранниками и сдавал штатив в камеру хранения, «режим» закончился и наступила ночь — благо что лунная. Вспомнив героический лозунг отцов и дедов «Русские не сдаются!», я привязал поясным ремнем камеру к решетке ограждения и с помощью электронного тросика стал снимать. Шедевров не сделал, но несколько резких кадров все же получил.

В каком климате мы живем, я уже писал выше. Поэтому если ночь пасмурная, а снимать очень хочется — снимайте смело! У вас получатся удивительные результаты. Почему же? А дело в том, что облачный покров над любым городом представляет собой очень большой экран-отражатель. Вспомните: когда вы смотрите телевизор в темной комнате, окна при взгляде с улицы светятся голубым светом. Это холодный свет кинескопа или ЖК-экрана отражается от потолка и освещает комнату. То же самое происходит в городе — весь суммарный искусственный свет (уличное освещение, подсветка зданий, срочное изготовление вывесок, светящиеся окна) отражается в «потолке» облаков. Поскольку вы снимаете здания и сооружения на земле, цвет неба в кадре зависит от того, источниками какой цветовой температуры освещаются эти здания. А яркость неба зависит от интенсивности освещения объектов. Чем сильнее подсветка здания, которое вы снимаете, тем темнее небо в кадре, а чем темнее здание, тем ярче небо.

Вполне естественно, снимая ночью, выставлять в камере цветовую температуру, соответствующую лампе накаливания, то есть примерно 2900 К. Но так как мы договорились в начале книги, что снимаем в формате RAW, это не является обязательным условием. Тем более что разные объекты в городе освещаются источниками света с разной цветовой температурой.

Таким образом, главным фактором становится ваше авторское представление о том, в каком цветовом ключе должен быть решен ваш ночной пейзаж. Что касается меня, то я стараюсь в ночных городских снимках приближаться к настоящему цвету объекта съемки, каким мы привыкли его видеть. Цвет неба при этом может меняться как угодно. Рассмотрим несколько примеров.

Те, кто бывал в Великом Новгороде, знают, что собор Святой Софии в кремле ночью подсвечивается ртутными лампами, имеющими зеленоватый оттенок. А преобладающая подсветка городских улиц — теплый свет ламп накаливания, и, значит, ночные облака тоже имеют теплый оттенок. Если мы хотим избавиться от зеленоватого оттенка стен собора и получить цвет, близкий к настоящему, белому, то снижаем насыщенность зеленого и циана — соответственно увеличиваем насыщенность пурпурного и красного цветов. В результате получаем весьма необычное небо красноватого оттенка и стены собора, близкие по цвету к естественному (рис. 89).

Рис. 89. Великий Новгород, собор Святой Софии.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 500 ISO, 6 сек., f 9

Примерно то же самое произошло при съемке небоскребов Сити и Дворца спорта в Крылатском. Снимок, сделанный ночью при автоматическом цветовом балансе (4280 К), показался мне маловыразительным (рис. 90 а), и при обработке в RAW-конверторе я попробовал увеличить цветовую температуру до 8200 К и одновременно увеличил процент пурпура (рис. 90 б).

Рис. 90. Москва, вид на Сити и Дворец спорта в Крылатском.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 80–400, 200 ISO, 13 сек., f 11 (а).

Тот же снимок после обработки в RAW-конверторе (б)

В результате Дворец спорта остался синим, а небо окрасилось в красновато-пурпурный цвет, что сделало снимок весьма эффектным, хотя и непривычным для глаз.

Снимая ночью в усадьбе Кусково (рис. 91), я старался передать бело-розовый колорит главного усадебного дома, освещенного флуоресцентными прожекторами. Регулируя цветовой баланс, я уменьшил процент зеленого за счет увеличения пурпура, поэтому небо приобрело красноватый оттенок (учитывая, что усадьба находится в окружении спальных районов, где уличная подсветка желтоватая) и, отражаясь в воде пруда, задало теплый тон всему снимку.

Рис. 91. Москва, усадьба Кусково.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 80–400, 250 ISO, 8 сек., f 11

А вот центр Москвы вокруг Кремля уже давно освещается холодным искусственным светом, поэтому облака там имеют синеватый оттенок. Снимок Манежной площади (рис. 92) сделан при цветовом балансе, выставленном «по солнцу», а теплая подсветка статуи святого Георгия и стен Исторического музея удачно оттенила голубоватый колорит всего сюжета.

Рис. 92. Москва, Манежная площадь.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 200 ISO, 3 сек., f 14

Впрочем, я отнюдь не утверждаю, что снежной зимней ночью правильным будет только такой колорит! Он может быть таким, каким вам захочется, лишь бы соответствовал настроению фотографии. Взгляните на снимок ворот Александровского сада (рис. 93). Он сделан на дневной слайд в теплой тональности. Это не меняет ощущения снежного морозного зимнего вечера, но зато создает уютный образ старинного уголка Москвы у Кремлевской стены.

Рис. 93. Москва, ворота Александровского сада.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 10 сек., f 11

Не надо считать, что при минимальном искусственном освещении снимок у вас получится хуже, чем в ярко освещенном месте. Сравните два вида на усадьбу Демидовых в Замоскворечье, сделанные с перерывом в десять лет (рис. 94 а, б). Первый сделан при свете отдаленного фонаря, светящихся окон и лампочки над подъездом. Второй — при свете направленной художественной подсветки. Разумеется, экспозиция сильно отличалась в обоих случаях (при диафрагме 11 выдержка в первом случае 20 секунд, во втором — 4 секунды). Это видно по тому, что небо во втором кадре более темное. Мне больше нравится первый, более старый снимок, так как низкий сглаженный контраст позволяет рассматривать детали в тенях.

Рис. 94. Москва, усадьба Демидовых в Замоскворечье.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 20 сек., f 11 (а).

Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 100 ISO, 4 сек., f 11 (б)

Даже единственный источник света может создать интересный тональный рисунок, если правильно использовать падающие от него тени. Просто надо учитывать их подсветку от низкого

облачного неба и рефлекс от свежевыпавшего снега, как, например, на фото (рис. 95), сделанном отнюдь не в глухой провинции, а в переулке у Третьяковской галереи сразу после окончания снегопада.

Рис. 95. Москва, церковь Вознесения в Кадашах зимней ночью.
Камера Nikon D3, объектив Nikkor 24–120, 200 ISO, 13 сек., f 13

Очень интересно снимать там, где вообще нет специальной ночной подсветки, и лишь случайные источники освещения создают совершенно непредсказуемые картины.

Однажды зимой я снимал в Гостиных рядах Костромы. Место это хотя и старинное, но вполне функциональное. Как и встарь, здесь по-прежнему идет бойкая торговля, только газовые фонари сменились яркими неоновыми вывесками над лавками и магазинами. Других источников освещения почти нет. Вот свет от этих красных, синих, желтых вывесок мне и пришлось использовать при съемке. Он оказался настолько колоритным и необычным, что я решил вообще ничего не менять в исходных файлах (рис. 96 а, б). Просто еще раз убедился в старой истине, что реальность намного богаче любой фантазии.

Рис. 96. Кострома, Красные ряды.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 30 сек., f 11 (а).

Торговые ряды.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 40 сек., f 11 (б)

Например, снимок Молочных рядов (рис. 97) получился таким зеленым не по моему замыслу и не по воле главного архитектора города, а лишь из-за того, что на другой стороне улочки мигала единственная зеленоватая вывеска какой-то кафешки, а ближайший фонарь оказался разбитым. И какую бы цветовую температуру я ни выставлял на камере — все равно ряды получались зелеными. Ну, значит, так тому и быть, почему нет?

Рис. 97. Кострома, Молочные ряды.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya Shift 75, 100 ISO, 50 сек., f 11

Как-то раз по заданию одного журнала я должен был сделать иллюстрации к статье о знаменитом Доме на набережной. Слава этого дома достаточно мрачная, и я решил снимать вечером и ночью в тамошних дворах и подворотнях, чтобы передать ощущения жильцов, которых когда-то увозили отсюда по ночам. Снимал я на слайд, поскольку в те времена цифра была еще далека от совершенства, так что посмотреть на дисплее получающиеся кадры не было возможности. Фонари, освещающие внутренние дворы и подъезды, на глаз мало отличались друг от друга.

А результат получился неожиданным — мрачный дом оказался раскрашен светом, как казино (рис. 98 а, б, в).

Рис. 98. Москва, Дом на набережной.
Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya-Secor 50 мм, 100 ISO, 60 сек., f 11 (а).

Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya-Secor 50 мм, 100 ISO, 15 сек., f 11 (б).

Камера Mamiya ProSD 67, объектив Mamiya-Secor 50 мм, 100 ISO, 15 сек., f 11

Журнал поместил эти фотографии в черно-белом варианте, а я на всю жизнь получил урок — как важно учитывать цветовую температуру источников света, когда выполняешь задание, определяемое заказчиком.


Рейтинг материала:  УжасноПлохоНормальноХорошоЗамечательно (4 голосов: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Стандартный комментарий

3 комментария : “Съемка в «режиме» и ночью”

  1. Сергей Прохоров says:

    Спасибо большое!

  2. Петр says:

    спасибо, красиво и интересно

  3. Эдуард says:

    Спасибо большое, очень познавательная информация. Игра ночью освещением оживляет фотографии и делает их запоминающимися.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

код Обновить изображение

Комментарий Вконтакте
Комментарий FaceBook